Free Web space and hosting from 1hwy.com
Search the Web

Книга “Признания английского шпиона”
подготовлена и
опубликована
Издательством “HAKIKAT KITABEVI”,
Darussefeka Cad. 57/A (P.K.35) ISTANBUL, 1992г.


ПРИЗНАНИЯ АНГЛИЙСКОГО ШПИОНА

Враждебная деятельность против ислама.

Материалы, содержащиеся в книге достоверные.

Именем Всевышнего и Всемогущего Аллаха


Предисловие
История показала, сколько усилий приложил Абдулла бен Сиба Аль-Ягьудий Аль-Яманий с тем, чтобы расколоть Ислам изнутри. Он был первым из тех, кто насаждал смуту в Исламе. Век за веком такая борьба против Ислама росла. Пальму первенства в этом держали многобожники. Они организовывали общества, группы в целях противодействия Исламу. В числе активистов в борьбе против Ислама преуспела Англия, которая создала так называемое Министерство по делам колоний в Лондоне. Используя все доступные средства, и религиозные, и политические, и военные англичане вели активную борьбу против ислама. Англия посылала тысячами своих шпионов, информаторов в мусульманские страны, в свои колонии, под прикрытием вышеназванного Министерства для претворения в жизнь этой миссии. Среди этих шпионов особое место занимает деятельность Мистера Хамфера в 1122 году (по мусульманскому календарю). Он сумел посредством соблазна привлечь на свою сторону Неджского Мухаммеда в Басре в 1125 (1713) году, обманным путем создать с его помощью так называемое ваххабитское течение в исламе. Мистер Хамфер занимался активной шпионской деятельностью в Египте, Ираке, Хиджазе, Иране, Стамбуле - в центре Османской империи. Враги ислама стремились уничтожить ислам, однако им этого не удалось, они не смогли погасить свет Аллаха. А ведь Всевышний Аллах сказал: “Ведь Мы-Мы ниспослали напоминание, и ведь Мы его охраняем “- сура “Аль-Хиджр”, 9. Это означает, что неверные никогда не смогут быть выше его, уничтожить и заменить его другим. Мусульмане вот уже в течение 14 веков следуют по пути Священного Корана, прогрессируют в науке, в вопросах нравственности и культуры, в промышленности, торговле и в политике. Они создали великие государства после провала французского переворота в 1204 (1789) году, когда молодежь Запада испытала на себя разврат, падение нравов, гонения, гнет, тиранию, грабеж и ложь священнослужителей христианских церквей. Представители христианской религии делали все для того, чтобы задушить ислам каждый раз, когда он прогрессировал в науке и знаниях, в технологии. Исламская религия повелевает стремление к познанию внешнего мира, к прогрессу, что противоречит принципам христианской религии. Вся внешняя политика Англии была направлена на ограбление природных богатств других стран мира, в частности Индии, стран Африки, а также на использование народов этих стран как рабов. Все получаемые в этих странах богатства, прибыли вывозились в Англию. Верующие в исламскую религию проповедуют только справедливость, уважение и любовь друг к другу, а также сотрудничество. Они опровергают гнет, тиранию, ложь, клевету.

Эта книга разделена на три части:

Первая часть посвящена признаниям английского шпиона его деятельности против Ислама;

Вторая часть содержит информацию о планах западных стран по уничтожению, расколу ислама в течение нескольких столетий и стремлении их использовать исламские государства в своих интересах в региональных конфликтах, о сути ваххабитского течения в Исламе, а также о необходимости быть мусульманам бдительным перед кознями этого религиозного течения;

Третья часть - о сущности слова, что показывает, что Исламская религия - эта Религия правды.


- - -

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава первая

Мистер Хамфер говорил следующее. Наше государство - Британия по своему размеру значительно меньше, чем множество королевств и княжеств, над которыми она господствовала. Например: Индия, Китай, страны Ближнего Востока и другие. Было очевидным, что мы были не в состоянии эффективно управлять этими странами без тонкой и продуманной политики. Каждый наш шаг мы должны были продумать с двух позиций: - первая - сохранение нашего влияния над нашими колониями. Вторая - присоединение нашим владениям новых сфер влияния. Исходя из этого Министерство по делам колоний создало в колониях особые комитеты, основной задачей которых были изучение этой проблемы. Восточно-индийская кампания, которая внешне якобы занималась чисто вопросами торговли, на самом деле делала все для того, чтобы усилить влияние Англии на Индию. Английское правительство было убеждено в надежности Индии, так как ее пестрила множество наций и народностей, религий, языков, противоречивые и противоположные интересы. Оно также было спокойно в отношении Китая, так как буддизм и конфуцианство способствовали расколу китайского общества. Население было далеко от национальных чувств, чувств единой родины. Поэтому Англия не беспокоилась за эти страны. Тем не менее, она не упускала из виду возможное развитие обстоятельств в этих государствах, разрабатывала долгосрочные планы по сохранению своего господства над ними. Англия проводила целенаправленную политику по раздроблению Индии и Китая, насаждению невежества, глупости, бедности и даже по распространению различных болезней в них. Не составляла никаких проблем прикрывать наши действительные намерения перед населением этих стран. Нас больше всего волновали исламские государства. С “больным” человеком (имеется ввиду распадающаяся Османская империя) мы заключили несколько выгодных нам договоров. В отчетах информаторов Министерства по делам колоний сообщалось, что “больной” издает последние вздохи. Мы также заключили ряд тайных соглашений с иранским правительством. В верхних эшелонах Иранского государства мы устроили своих людей, создали масонские группы. В этом деле свою роль сыграли коррупция, подкуп, взяточничество, насаждаемый женщинами легкого поведения разврат и распутство среди лидеров, госчиновников страны, которые были слабыми в вопросах религии. Несмотря на это, у нас не было полной уверенности в успехе своей политики по ряду причин: 1 - сила ислама в том, что мусульманин полностью и твердо доверяет себя исламу и при этом для него нет другой альтернативы. А мусульманин - шиит в Иране еще фанатичнее в вопросах веры, недоступнее чем верующие других толков. Шииты считали других верующих неверными и нечистоплотными, особенно христиан. Мусульмане-шииты даже умрут, но никогда не отступят от своих религиозных убеждений. Они чем-то похожи на наши христианские монахи и священники. Шииты считают христиан самыми нечистоплотными и грязными отбросами, за что и должны быть ликвидированы.
Однажды я спросил какого-то шиита: “Почему вы так плохо относитесь к христианам ?”. Он ответил: “Посланник Аллаха был мудрецом думая, что каждого неверного необходимо обносить плотной стеной гнета, чтобы они чувствовали себя везде и всегда притесненно и одиноко. Это было бы для Аллаха большой услугой и оно способствовало бы очищению религии. Данное обстоятельство напоминает ситуацию, когда руководители какого-то государства обеспокоены деятельностью конкретного человека мятежника. Они создают вокруг него преграды, трудности, чтобы нейтрализовать и снизить его активность. Тогда мятежник вроде бы становиться послушным, руководимым. Однако это неверно. Он в душе остается прежним, мятежным, нечистоплотным, о чем я говорил выше. Данный пример не имеет показательное, материальное значение, а моральное. Все это относится не только христианам, но и суннитам и всем неверным”. Тогда я сказал ему: “Хорошо, почему же христиане, сунниты могут быть неверными, нечистоплотными, когда они верят в Бога, в миссию и в Загробную жизнь?”. Шиит ответил: “По двум причинам: - первая - все они считают, что пророк Мухаммед, да благославит его Аллах и приветствует, -ложь. Поэтому мы говорим, что они неверные; вторая - христиане относятся к пророкам Аллаха непристойно, заявляя, что Пророк Иса (Иисус), да приветствует его Аллах, употреблял вино, был дьяволом, за что и был распят”. Я от удивления сказал ему: “Христиане так не думают”. Шиит ответил: “Ты не ведаешь, что они в своей “Священной книге” пишут об этом”. Я был вынужден промолчать, потому что знал, что шиит был прав в первом случае и ошибался во втором. Я не смог продолжить с ним дискуссию из-за боязни, что это вызовет в нем ненужное для меня подозрение. Так как я был в одеянии правоверного мусульманина и поэтому был вынужден обходить острые углы. Однако, по поводу вышеназванной дискуссии сунниты имеют свое мнение. Сунниты утверждают, что именно шииты и христиане считают посланника Аллаха ложью. О неправильных суждениях шиитов сунниты - алимы написали не одну книгу. Ими являются: “Жертвы грома”, “Двенадцатый подарок”, “Поддерживая суннитов”, “Грабительница”, “Священные сподвижники”, “Настоящие хаджи”, “Вера и вероучение” и т.д.
Исламская религия в те дни была религией жизни и власти. Мусульмане стояли у власти своих государств. Было трудно сказать господам - мусульманам, что они невольники, т.е.не свободные от ислама люди. Мы не были в состоянии фальсифицировать историю ислама и прекрасно понимали, что это господство имеет свои особые причины и они безвозвратные.
Мы не были уверены в том, что сознательность турок и персов не станет развиваться и они не станут понимать в дальнейшем свое положение, что ставило под угрозу все наши планы по сохранению своего влияния и господства в этих колониях. Мы делали все, чтобы эти два государства были слабыми, раздробленными, чтобы у них не было централизованного руководства. Ведь свобода, деньги и оружие делали их непокорными.
Нас сильно беспокоила образованная часть мусульман, их ученые-алимы, прежде всего в Стамбуле, Аль-Азхаре, Ираке, Сирии. Они были серьезной преградой всем нашим планам и надеждам. Священные суры Корана не позволяли мусульманам предаваться страстям, прелестям, сладостям жизни. Ученые-алимы ни на волосинку не уступали от своих убеждений и принципов. Народ следовал за ними, султаны и эмиры боялись их. Как всегда шииты выделялись в этом деле своей фанатичностью. Сунниты могли иногда не следовать их советам. Они больше интересовались книгами чем другие верующие, были иногда одинаково покорными и шейхам и султанам. А шииты читали книг редко или почти не интересовались ими и полностью доверялись ученым-алимам, а не султанам. В целях поиска путей раскола этой недоступной стены, брешей в нем, нами были проведены не одни совещания, встречи на высшем уровне, тщательно изучали отчеты наших шпионов, информаторов, действующих в мусульманских странах, однако мы не могли удовлетвориться их результатами, чувствовать себя спокойными, убежденными в достижении своих планов. В одной из таких совещаний присутствовали сам министр по делам колоний, авторитеты-монахи, священнослужители, специалисты по странам Востока. Нас всего было 20 человек. Наша беседа продлилась свыше 3-х часов. Выступая один из монахов тогда сказал: “Не волнуйтесь и не думайте, что ничего сделать нельзя. Ведь христианская религия не пришла к власти в некоторых государствах сразу же по ее появлению. Ей пришлось ждать 300 лет и испытывать все муки и горести преследований, гонений, гнета в своем пути”. Он нацелил нас продолжить деятельность с тем, чтобы отбить неверных, т.е.мусульман, от принципов ислама, даже если им придется ждать еще 300 лет и более, вооружиться твердой верой в свою религию, воспитать в себе долгое терпение, использовать все возможные и не возможные средства и методы в целях сохранения колоний, распространения христианства в рядах последователей веры пророка Мухаммеда, это надо делать даже если наши надежды оправдают себя через несколько столетий. То, что мы делаем сейчас делаем ради блага и процветания наших сыновей в будущем.
Через некоторое время в Министерстве по делам колоний была организована еще одна встреча с участием представителей Великобритании, Франции, России. Они были дипломатами, представителями религии. На этой встрече также обсуждались вопросы, касающиеся исламской религии. Они также искали пути и способы раскола ислама, уничтожения его как религии и возвращения мусульман к христианству, как было сделано в Испании. Однако результаты и этой встречи не были желанными. Я был до глубины души рад тому, что мое государство, другие христианские государства, не покладая рук стремились уничтожить исламскую религию. Настало время вернуть обратно то, что было потеряно христианами в течении долгих прошлых веков. К счастью в этой миссии сильная Великобритания, сильное государство века, играла первую скрипку.

 
- - -
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава вторая


В 1710 (1122) году Министерство по делам колоний направило меня с заданием собрать необходимую информацию для раскола и уничтожения ислама, а также усиления влияния Англии в своих колониях в следующие страны: Египет, Ирак, Тегеран, Хиджаз, Стамбул. Кроме меня министерство подобрало еще девять своих активных, подготовленных и надежных чиновников и направило также с подобными же заданиями в другие страны колонии Англии. Мы были обеспечены необходимыми средствами существования, сведениями, картами, именами информаторов главарей племен и представителей власти этих стран. Я вспомнил слова секретаря министерства при сопровождении нас в путь. Он сказал именем Иисуса Христоса: “Ваши успехи будущее нашей страны, приложите все силы и энергию для этой цели”. Морским путем я прибыл в Стамбул, в столицу исламского халифата. Моя задача была двойная: во первых - совершенствовать знание турецкого языка. В Лондоне меня обучали многому по трем языкам: турецкому, арабскому (языку Корана) и иранскому. Однако, этого было недостаточно, необходимо было изучать местные диалекты, чтобы не вызывать никаких подозрений у местных жителей в отношении моего происхождения. По этому вопросу я не волновался, так как знал, что мусульмане по своей природе снисходительные, приветливые, доверчивые. Как завещал пророк Мухамамед, да благославит его Аллах и приветствует, мусульманам, к счастью, “их подозрение не подобно подозрению нашей”. С другой стороны, государство турок не располагало необходимыми властными структурами для разоблачения шпионов и информаторов. После продолжительного путешествия я наконец-то прибыл в Стамбул. Присвоил себе имя Мухаммед и стал посещать местный мусульманский мечет. Меня первоначально поразила дисциплина, чистота и послушность, царившаяся в мечети. Я подумал о себе, зачем же мы воюем с этими людьми? Зачем же мы хотим раздробить, уничтожить и грабить их? Разве нам об этом завещал наш Иисус Христос? Однако я быстро опомнился, отбросил с головы такие сатанинские мысли. Здесь же я встретился с образованным стариком, преклонного возраста по имени Ахмед Эфенди. Он был человек добродушный, приветливый, доброжелательный, чистосердечный, подобно которой я никогда не встречался среди людей своей религии. Этот старик молился с утра до вечера, стараясь быть чем-то похожим самому пророку Мухаммеду, да благославит его Аллах и приветствует, все делал от чистого сердца, всегда, когда вспоминал имя пророка его глаза заполнялись слезами. Он никогда не спрашивал меня кто я, откуда родом, к какому роду отношусь, какого вераисповедания. Он называл меня Мухаммед Эфенди и всегда рассказывал о том, о чем я его спрашивал. Он был ко мне очень добродушен когда узнал, что я гость этой страны, приехал в Стамбул с тем, чтобы найти хоть какую работу и желает быть подданым султана. Я также сообщил ему, что я полный сирота, еще молодым потерял родителей, не имею никого из родных. Родители не оставили мне никакого наследства. В связи с чем я решил позаботиться сам о себе, изучить Коран и религию ислам. Поэтому я прибыл в Стамбул, в центр исламской религии, с тем, чтобы религию и окружающую нас среду. Ахмед Эфенди от всего сердца приветствовал меня и затем сказал: “Мы должны уважительно относится к тебе по ряду причин:
1-ты мусульманин, а мусульмане братья друг другу;
2-Ты гость. Посланник Аллаха, да благославит его Аллах и приветствует сказал: “Будьте великодушным к гостью”;
3-Ты желаешь быть образованным, а ислам призывает быть добродушным к такому человеку;
4-Ты желаешь приобрести чего-то, а поэтому поводу сказано: “Приобретающий среди любимых Аллаха”. Я был страшно удивлен тем, что так легко вошел в доверие этому старцу. О себе, подумал христианская религия никогда не допустила бы такой оплошности. Я подумал, как же исламская религия оказалась слабой в этих вопросах, ведь невежество и безрассудность всегда исходили от человека в жизни. Я сказал старику: “Я хочу изучить Священный Коран”. Он поприветствовал мое желание и сразу же начал обучать меня Корану с суры “Аль-Фатиха” (“Открывающаяся”). До начала занятий мы совершали омовение, затем направляли свои взоры к “Кибле”, к Мекке и он начинал обучать меня. При чтении Корана временами я находил места, не имеющие логического соединения. Но как бы не было в течении 2 лет я полностью прочитал Коран. Следует сказать, что омовение “аль-вудуъ” у мусульман означает очищение водой отдельных частей тела: лицо, правая рука до локтевого сустава, левая рука также до локтевого сустава, натирание руками головы, затем ушей изнутри и снаружи, шеи и двух ног. Я сильно мучился когда пользовался с зубочисткой. Зубочистка обыкновенная деревянная палочка, которую мусульмане засовывают себе в рот с тем, чтобы очистить зубы во время совершения “аль-вудуъ”. Я был убежден, что эта палка наносит вред зубам, разрывает ткани рта. Временами у меня со рта текла кровь во время очищения зуб. Однако я был вынужден совершить эту процедуру, так как сунниты говорили, что этого требовал сделать их пророк Мухаммед, да благославит его Аллах и приветствует. По истечении некоторого времени мои зубы совершенно перестали болеть, кровь больше не текла со рта, тот характерный для каждого англичанина неприятный запах во рту совершенно исчез у меня. Во время нахождения в Стамбуле я проживал заденьги у служащего мечети по имени Мирван Эфенди. Один из сподвижников пророка был с таким именем. Поэтому этом служащий очень гордился этим. Он любил говорит мне: “Парню по имени Мирван предоставлены необходимые средства к существованию, он один из великих людей в исламе”. Мирван по характеру был очень темпераментным. За хозяйственные работы Мирван готовил мне пищу, давал незначительную зарплату. Не работал только в пятничные дни. А остальные дни работал с плотником по имени Халид, который также хвалился тем, что носил имя известного борца за веру Халид ибн Аль-Валид, сподвижник пророка. Халид был человеком с дурным характером, он не успокаивался до тех пор, пока не добьется своего, любил когда я слушался его, когда не обсуждал с ним вопросы, особенно на религиозные темы и не вмешивался в его хозяйственные дела. Он мало соблюдал требования шариата, я даже не был уверен, что он совершает все обязательные молитвы. После обеда я ходил на молитву в мечет, оставался здесь до полуденной молитвы. После молитвы я посещал старика Ахмеда Эфенди и занимался с ним по Корану в течении двух часов, изучал турецкий, арабский языки. В каждую пятницу я платил ему за занятия определенную сумму, тем самым поощрял старика, чтобы он обучал меня к Корану, к принципам ислама, к языкам более глубже и точнее. После завершения курса обучения Ахмед Эфенди предложил мне пожениться к одной из своих дочерей. В то время я был неженатый. Однако, это не входило в мои планы. Мне пришлось отказаться от его идеи под предлогом тем, что я страдаю половым бессилием, что я не полноценный как остальные мужчины. Постепенно Ахмед согласился с моим мнением и наши натянутые отношения стали как и прежде нормальными - дружественными и честными. После двухлетнего пребывания в Стамбуле я получил указание от своего руководства вернуться на родину. Однако Ахмед Эфенди не хотел моего ухода, он настаивал остаться в Стамбуле: “Ты ранее мне сообщал, что у тебя нет родителей, нет родственников, почему же тебе не остаться в Стамбуле, чтобы он стал твоей родиной ?”. Но я не мог не исполнить указания моего руководства не вернуться на родину. Я должен был предоставить подробный отчет о проделанной работе в столице Османской империи и получить новое задание. В период пребывания в Стамбуле я регулярно посылал в Лондон свои отчеты о том, что чем занимался в течение каждого месяца. Однажды я даже отразил в своем отчете случай, когда хозяин какого-то магазина хотел вступить со мной в половые отношения и я спрашивал Лондон что мне делать в подобных случаях и в случаях о котором было сказано выше по поводу желания Ахмеда Эфенди поженить меня. Я был страшно удивлен получив ответ с Лондона, который советовал не отказаться от таких случаев в интересах общего дела. Когда я услышал такой ответ земля тряслась у меня под ногами. Да, в Англии имели место такие позорные явления, но как же не стыдно было моим начальникам толкать меня к таким действиям. Я не выдержал напряжения и выпил бокал вина от горести и скрыл это от своего окружения. В день когда я прощался со стариком Ахмедом Эфенди, глаза его заполнились слезами. Он меня проводил словами: “Аллах с тобой мой мальчик, если когда-либо вернешься в эту страну и я не стану в этом свете, вспомни обо мне, прочитай за мой дух суру “Аль-Фатиха”. Дай Аллах нам встретиться у пророка Мухаммеда, да благославит его Аллах и приветствует в толпе в Судный день”. На самом деле это сильно повлияло мне, я не смог остановить слез. Однако долг был прежде всего.

- - -
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава третья

Направленные Министерством по делам колоний в мусульманские страны со специальными заданиями из десяти человек в Лондон вернулись только шестеро. К несчастью на родину не вернулись четверо. Один из них приняв мусульманскую веру остался в Египте. Секретарь Министерства был доволен тем, что он не расшифровался перед окружением и не рассказал о своей тайной миссии в эту страну никому. Второй, по всей вероятности, оказался агентом русских в Министерстве колоний и он сбежал в Россию с района, куда его направляли. По происхождению он был русским. Третий умер в Багдаде, в результате болезни чумой. Четвертый потерялся. Последнее сообщение о нем поступило из Саны (Йемен). В первый год он регулярно посылал свои отчеты в Лондон. Но затем все оборвалось. Все попытки розыскать его оказались тщетными. Руководство Министерства сочла потерю последнего пренеприятным для себя случаем. Мы, англичане, любим считать каждого нашего человека в точности. Потому что мы нация по числу маленькая, но по интересам великая. Потеря человека такого значения считалось, естественно, дляМинистерства чуть ли не катастрофой. После первичного опроса вернувшихся секретарь созвал специальную комиссию для обстоятельного слушания нас. Комиссию возглавил сам министр. Нас было шестеро. По распорядку я отчитался третьим. Мои коллеги Джордж Балкуд и Генри Фанс были первыми. О своей работе за границей я рассказал следующее. Основательно изучил турецкий, арабский языки, Коран и шариатские законы. Однако я был заметно слаб в вопросах поиска слабых мест по расколу Османской империи. Комиссия работала в течении 6 часов. По поводу моей работы члены комиссии указали на мои слабые места. Я сказал им, что основными задачами своей за границей видел глубокое изучение языков, законов шариата и Корана, и считаю, что я справился с этими задачами. На остальные вопросы не придавал особого значения. Я обещал, что в следующей поездке обязательно преуспею в этих вопросах. Секретарь заметил: “Нет сомнения, что ты достиг определенных успехов в работе. Я считаю, что по некоторым вопросам ты держишь пальму первенства”. Далее он продолжил:” В очередной раз перед тобой ставится две задачи. Первая - искать слабые места исламской религии, которые мы могли бы использовать в своих интересах и способствовать расколу ислама изнутри. Вторая - ты будешь непосредственным исполнителем этих же задач - найти слабые места в исламе, насадить внутри него вражду, ненависть друг к другу, для чего тебе предстоит приобрести среди мусульман информаторов. Если сумеешь выполнить эти две задачи, ты заслужен самых высоких наград Министерства”. В Лондоне я находился в течении 6 месяцев, поженился на дочь моей дяди Мери Швай. Тогда мне исполнилось ровно 22 года, а моей жене 23. Жена была среднего ума женщина, красивая, обычной культуры. Я провел с ней самые прекрасные моменты своей жизни. Она стала беременной. Я с нетерпением ждал нового гостя. Однако не пришлось дождаться мне этого прекрасного момента, так как вскоре получил указание Министерства отправиться в Иран. Мне стало очень грустно, но долг есть долг перед родиной, я собрался в путь. От горести я не смог не плакать, заплакала и моя жена. Она просила меня писать ей письма регулярно. Она обещала мне сообщать новости о себе и о будущем ребенке. Меня преодолевали чувства. Я старался управлять собой. Решительно вошел в здание Министерства. Через 6 месяцев отпуска на родине вновь очутился в Басре (Ирак). Здесь сохранились родовые, клановые, племенные отношения. Население представляло и суннитов, и шиитов. Здесь жили и арабы, и персы, а также незначительное число христиан. Именно здесь я впервые встретился с шиитами. У меня о них и о суннитах сложилось такое мнение. Шииты утверждают, что они относятся к родовому клану Али бен Аби Талеб, зять пророка Мухаммеда, да багославит его Аллах и приветствует. Его жена дочь пророка Фатима. В то же время Али приходится сыном дяди пророка также. По утверждению шиитов, пророк Мухаммед, да благославит его Аллах и приветствует завещал, что после него халифами станут Али и 10 мужчин один за другим из его рода. Поэтому поводу я думаю следующее. Действительно Али стал халифом, но не первым, а четвертым за пророком. Возможно также, что пророк завещал, чтобы сыновья Али Хусейн и Хасан также стали халифами. Этого сунниты не опровергают. Меня берет сомнение утверждение шиитов, что после них еще 9 мужчин из этого рода должны были стать халифами. Позвольте, как же мог пророк знать, что после своей смерти у мальчика Хусейна будут 9 сыновей и они один за другим будут управлять халифатом. Если пророк Мухаммед, да благославит его Аллах и приветствует, был настоящим пророком, он должен был знать о будущем по воле Аллаха, как например, наш Иисус Христос предсказывал будущее. Поэтому мы, христиане, считаем, что пророчество Мухаммеда сомнительно. Мусульмане утверждают, что о пророчестве Мухаммеда, да благославит его Аллах и приветствует сказано достаточно в священных книгах ислама и на это имеются многочисленные доказательства. Одним из таких книг они называют Священный Коран. Я читал Коран от начала до конца, но не нашел в нем таких доказательств. Нет сомнений, Коран-книга обстоятельная, тонкая во всех отношениях. По своему уровню и содержанию она стоит намного выше чем Тора и Евангелия. В нем отражены основные законы, нормы поведения, правила, порядки, вопросы морали и этики и т.д. Но меня удивляет другое. Как пророк Мухаммед, да благославит его Аллах и приветствует, не умевший читать, писать принес такую книгу как Коран к мусульманам? Является ли это доказательством его пророчества? Ответы на все эти вопросы я искал везде и в Лондоне, и в Турции. Окончательно к своему мнению я пришел в Турции, когда обучался у Ахмед Эфенди. Однако, из-за боязни я не мог тогда вести с ним откровенную беседу, так как это могло вызвать его подозрение. Лично я высокого мнения о пророке, как о человеке. Нет сомнений, что он один из пророков Аллаха, о которых мы читаем в книгах, исключительно талантливый, способный, гениальный, умный. Однако как пророк, мне христианину, он вызывает сомнение. Сунниты считают, что мусульмане на собственном опыте убедились после смерти пророка в действительности халифства Абу Бакра, Омара, Османа, а затем и Али. Именно первые три халифа продолжили дело и религию пророка. Подобное противостояние имеется во всех религиях, в том числе и в христианской религии. Спрашивается, что же является действительной причиной сохранения до наших дней этого противостояния? Умерли Али, Омар, мусульманам бы стоило подумать нашим днем, а не глубоким прошлым.
Такое утверждение Мистера Хамфера правоверные сунниты считают неправильной. Англичанин путает религиозные науки с науками опознания мира. Как заявляет мусульмане обнаружили много нового в жизни. Следует заметить, что мусульмане всегда следовали логике, практике в науке и технологии, в расчетах и в медицине. Они всегда опережали христиан по всем этим областям. Наоборот, христиане считали, что следовать логике, практике и прогрессу большой грех. Они ревизировали религиозные науки по своему усмотрению. Нет сомнения, известный итальянский астронавт Галилео Галилей узнал от мусульман, что Земля крутится вокруг своей оси. Священники, попы всех тех, кто верил в эту действительность бросали в тьюрмы, заставляли покинуть места проживания, поощряли тех, которые утверждали обратное. Но мусульмане не следуют логике в религии и в вере к исламу, они следуют Священному Корану и хадисам о пророке. Они не ревизируют, не меняют их содержание, так как это недоступно к логике человека, что допускается христианами в своей религии.
Далее англичанин продолжает, по поводу разногласий в религиях, накануне моей поездки в Ирак секретарь сказал мне следующее: “Знай, эй Хамфер, эти естественные разногласия между людьми существуют с момента, когда Аллах сотворил людей (Абиля и Кабиля) и они сохранятся до момента возвращения к людям Иисуса Христоса. Эти разногласия существуют и между нациями, и племенами, и в регионах, и в родовых кланах, и в религии. Поэтому, твоей основной задачей в поездке в Ирак является найти эти разногласия между мусульманами и обеспечить Министерство достоверной информацией об этом, чтобы мы смогли взорвать их”. Мы англичане не способны жить спокойно и в здравии, пока не организуем бунты, мятежи в колониях Великобритании. Естественно, как может малочисленный народ господствовать над многочисленными народами без подобных мероприятий. Необходимо приложить немало усилий с тем, чтобы достичь желанного результата, чтобы Османская империя и Иран ослабли. Испытанным средством в этом деле всегда было вызвать гнев народа этих стран против своих правительств. История показывает верность этого средства. Когда силы мятежников иссякали, тогда за дело брались мы непосредственно. Это был облегченный путь покорения колоний.

- - -
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава четвертая

Вот я прибыл в Басру (Ирак) и сразу же посетил мечеть. Имам мечети был образованным человеком, представителем суннитского толка, араб по происхождению. Его звали шейх Омар Ат-Таий. Я познакомился с ним. Он отнесся ко мне с симпатией, однако я чувствовал, что он сомневался во мне вначале. Он поинтересовался кто я, откуда, к какому роду, вере отношусь, другими вопросами, касающимися моей жизни. я полагаю, что цвет моей кожи, мой акцент толкнули шейха к такому подозрению. Однако я смог выйти из положения. Я сказал ему, что родом из Турции, из семьи клана агадир, учился у шейха Ахмед Эфенди в Стамбуле, работал плотником в мастерской Халида и т.д. все, что было мне известно по Турции. Я сказал несколько предложений на турецком языке. Я заметил взгляд шейха к одному из присутствовавших в мечети лиц, который вроде спрашивал его, правильно ли я говорю чисто на турецком языке или нет? Тот сделал заметный намек подтверждающий правильность моей речи. Мне стало легче, я подумал, что преодолел подозрения шейха. Однако я ошибался, мои предположения были ложными. Через некоторое время мне удалось выяснить причины этого подозрения. Оказывается, шейх имел разногласия с местным эмиром, назначенным султаном, они обвиняли друг друга в чем-то, думали друг о друге очень плохо. Поэтому шейх подумал, что я мог быть шпионом Турции. Я был вынужден уйти из мечети шейха Омара в местную гостиницу для путешественников и гостей города. Я занял там одну комнату. Хозяин гостиницы был до предела дурным и плохим человеком, он не давал мне ни дня покоя. От зари поднимал меня, чтобы совершал утреннюю молитву. Я был вынужден сделать все, что он требовал, пока жил там. Это еще не все. После утренней молитвы он заставлял меня читать Коран до восхода Солнца. Однажды я пытался объяснить ему, что чтение Корана не является обязательным для мусульман, почему же вы так настаиваете мне сделать это? Он сказал: “Кто спит в его гостинице в это время, тот может принести ему и его семье беду и несчастье”. Я ничего не смог ответит ему, мне не оставалось ничего, кроме как с утра пораньше встать, молиться и читать Коран в течении часа каждый день. Однажды ко мне подошел хозяин гостиницы, кстати его звали Муршид Эфенди и сказал: “С момента твоего проживания в моей гостинице я испытываю определенные проблемы и затруднения. Я считаю, что причиной тому являешься ты. Ты холостой, неженатый - это беда, несчастье. Поэтому тебе надо пожениться или уйти с моей гостиницы”. Я сказал ему, что не имею столько средств, чтобы можно было пожениться. Я побоялся обмануть его, сказать, что страдаю половым бессилием. Я не был уверен, что он не проверит мои половые органы. Муршид Эфенди был способен на такое. Он сказал мне: “Эй ты неверный, разве не слышал, что говорил Аллах по этому поводу: “Если они бедны, - обогатит их Аллах Своей щедростью” (сура “Ан-Нур”,32). Я таким беспомощным никогда не чувствовал себя и наконец-то сказал ему: “Хорошо, как пожениться не имея на это средств? Ты согласен оказать мне материальную помощь или же найдешь мне невесту без калыма?”. Муршид Эфенди немного подумал и ответил: “Я ничего не знаю, либо ты женишься к началу месяца ражаб или же уходишь из гостиницы”. До начала месяца ражаб оставалось ровно 25 дней. Я согласился с условием хозяина гостиницы. Нашел работу у одного плотника, договорился с ним, что поработаю у него за незначительную зарплату. За вопросы еды, сна и другие он согласился отвечать сам. К началу месяца я перебрался в мастерскую плотника. Он оказался добродушным человеком, относился ко мне как к своему сыну. Его звали Абдуррида, был иранским шиитом из Хорасана(Иран). Воспользуясь случаем я стал изучать у Абдуррида персидский язык и научился. Каждый день вечером у моего нового хозяина собирались шииты и разговаривали на разные темы, от политики, до экономики. Они часто и резко осуждали своих правителей и правителей халифата в Стамбуле. Если же в это время к ним заходил какой-то незнакомый человек, они сразу же останавливали беседу и переходили на бытовые темы. Я вначале думал, как же они доверяют мне и ведут беседы на такие темы в моем присутствии, но затем понял причину. Оказывается, они полагали, что я родом из Азербайджана и поэтому говорю на турецком языке. В мастерской Абдуррида я познакомился с одним молодым человеком по имени Мухаммед бен Абдул Ваххаб Ан-Наджадий, который часто посещал нас, прекрасно знал три языка: турецкий, персидский и арабский. Он был одет в одеяние представителя религиозной науки. Он был по характеру до предела честолюбивый, темпераментный, враждебно настроенный к властям Османской империи. А к властям в Иране он относился ровно, не имел к ним никакого дела. Причиной его дружбы с хозяином мастерской была то, что они оба ненавидели Османскую империю. Меня интересовало другое, где этот молодой человек научился персидскому языку и как он суннит подружился с шиитом Абдуррида?. В принципе здесь не было ничего удивительного, ведь в Басре суннит мог спокойно встретиться с шиитом, подружиться с ним. Многие жители Басры говорили на двух языках, на арабском и персидском, некоторые даже говорили на турецком языке. Мухаммед Абдул Ваххаб Ан-Наджадий был свободным человеком в полном смысле этого слова. У него никогда не болела голова против шиитов, в то время когда в большинстве случаев сунниты неприязненно относились к шиитам. Общество духовных вождей суннитов считало шиитов кафирами, воспринимало их как не мусульман. Члены общества не считали никаким зазором существование в суннитском толку ислама четырех течений (масхабов). Они говорили по этому поводу: “Они ниспосланы мусульманам Всевышним Аллахом”. Они старались не замечать доказательств о неправильности своих доводов, избегать аяты Священного Корана и хадисы благородного пророка по этому вопросу. История о четырех течениях (масхабах) в суннитском толке ислама заключается в том, что через более чем столетие после смерти пророка Мухаммеда, да благославит его Аллах и приветствует, у суннитов появились четыре известных ученых-алимов. Ими были Абу Ханифа,Ахмед бен Ханбал, Малик бен Анса, и Мухаммед бен Идрис Аш-Шафий. Некоторые халифы вменяли в обязанность мусульманам последовать учению одного из этих алимов, а учения других алимов были запрещены. По их мнению эти четыре учения правильно толкуют Коран и сунну посланника Аллаха. Шииты ошибочно предпологали о том, что для распространения шиизма необходим прирост их числа. В то время шииты не составляли и десятую часть суннитов. Они стали увеличивать свое число, и в конце концов стали равными с суннитами. Естественно, это требовало определенных изменений в мусульманском праве, понимании Корана, и в сунне на основании требований времени. А эти вопросы были закрыты для обсуждения высшими суннитскими богословами. Я полагаю, что рано или поздно настанет день когда ученые-алимы суннитского толка откроют двери перед вышеуказанными вопросами религии, т.е.по вопросам “иджтихад” (получение права самостоятельно решать некоторые вопросы юридическо-богословского характера). Не пройдет и века как шииты будут составлять в исламе большинство, а сунниты меньшинство. Убежденность мусульман в том, что все четыре масхаба суннитов практически едины в вере, нет особых различий между ними, в религиозных ритуалах совершаемыми ими создает благоприятную почву для их спокойствия. То, что касается шиитов они разделились на 12 течений в вере и практически стали холостым оружием по силу. Однако сунниты утверждают, что права самостоятельно решать некоторые вопросы юридически-богословского характера “иджтихадат” признанными учеными ислама позволены, но не всем и это в интересах сохранения единой религии, чтобы враги ислама не могли подорвать его изнутри. Эти “иджтихадат” четко отражены богослововами-суннитами в своих книгах. Честолюбивый молодой человек Мухаммед Ан-Наджадий стремился соблюдать Коран и сунну по своему пониманию. Он мог поспорить с токованиями, утверждениями известных богословов-алимов не только своего времени, но и основателей всех четырех течений(масхабов) в сунне, и даже халифов Абу Бакра,Омара. Он говорил: Посланник Аллаха, да благославит его Аллах и приветствует сказал: “Я оставляю вам в наследство две драгоценные вещи - Книгу Аллаха, Всевышнего и Всемогущего и свой род”. Он не сказал, что оставляет мусульманам в наследство Книгу, сунну, сподвижников и четыре масхаба. Здесь Мухаммед Ан-Наджадий игнорирует священные хадисы, которых следовали сподвижники (асхабы) пророка, пусть будет им доволен Аллах. Далее Мухаммед Ан-Наджадий говорит соблюдение Корана, сунны, идей основателей четырех масхабов, сподвижников пророка, а также других известных богословов-алимов проявляет массу противоречий в религии. Дискуссия по этим вопросам шла между Мухаммед Ан-Наджадий и одним из образованным шиитом, гостем Абдуррида по имени Джавад Аль-Кумий в моем присутствии.

По поводу вышеуказанных противоречий в исламе, о которых говорил Мухаммед Абдул Ваххаб сунниты утверждают, что сказания сподвижников пророка, ученых-богословов суннитского толка, а также основателей четырех масхабов никак не противоречат Священному Корану и хадисам. По их мнению в последнее время ярые противники ислама, невежды и предатели в каждых странах одеваются в одеяния религиозных авторитетов и обливают ложью и грязью суннитов. Они восхваляют ваххабитское учение в надежде получить финансовую помощь из Саудовской Аравии. Они в дискуссиях и спорах цитируют прежде всего слова Мухаммеда Абдул Аххаба, как аргумент и доказательство. Они как и англичане вводят этим мусульман в великое заблуждение. Шиит Джавад Аль-Кумий ведя дискуссию с Мухаммедом Абдул Ваххаб у Абдуррида затронули еще такие вопросы. Джавад спрашивал Мухаммеда: “Если ты веришь в Али, что он достиг высшей ступени знаний в юридическо-богословских науках ислама (“муджтахид”), то почему же ты не следуешь шиитскому толку?” Мухаммед Абдул Ваххаб ответил: “Утверждения Али как и утверждения Омара и других сподвижников пророка не являются аргументами, доказательствами”. Аль-Кумий говорил: “Ведь посланник Аллаха, да благославит его Аллах и приветствует повелел следовать одному из них. Онсказал: “Я источник познаний и двери в него находятся у меня”. Мухаммед Абдул Ваххаб ответил: “Если вы считаете, что между учением Али и других сподвижников пророка имеются различия, если сказания Али являются аргументами, доказательствами, то почему же пророк не сказал: “Книга Аллаха, сунна и Али”. Но Аль-Кумий не сдавался цитируя: “Тем не менее пророк сказал: “Я оставляю вам в наследство две драгоценные вещи: Книгу Аллаха, Всевышнего и Всемогущего и мой род”, Али член его рода”. Мухаммед Абдул Ваххаб промолчал, через некоторое время продолжил: “Хорошо, если пророк сказал: “Книга Аллаха и мой род”, тогда где же его сунна (совокупность хадисов о высказываниях и деятельности пророка)?”. Аль-Кумий ответил: “Сунна -это толкование Книги Аллаха. Когда пророк говорил: “Книга Аллаха и мой род” -этим он хотел объяснить, что эта сунна. Мухаммед Абдул Ваххаб спросил: “А не является ли слово “род” также толкованием к Книге Аллаха? Какая же была необходимость толковать Коран хадисами (рассказы из жизни пророка)?”. Аль-Кумий сказал: “Когда пророка не стало возникла необходимость разъяснить умме (мусульманам) содержание Корана согласно требованиям времени. Поэтому пророк повелел своей умме следовать Корану, как основному источнику ответов и роду как единственным толкователям его, с учетом изменений во времени”.
Мистер Хамфер, присутствовавший во время дискуссии говорит, что меня страшно удивила эта беседа. Я увидел как молодой Мухаммед Абдул Ваххаб чувствовал себя как птичка в руках опытного охотника перед Аль-Кумий, старика преклонного возраста и даже не мог шевельнуться. Я увидел в лице Мухаммеда Абдул Ваххаба желанного своего приятеля. Его свободомыслие, честолюбие, чувство высокого мнения о себе, его способность мыслить Коран и сунну по своему делали уязвимым. Он очень пренебрежительно относился к Аби Ханифа (основатель одного из масхабов). Он говорил о себе: “Я намного лучше понимаю ислам чем этот Аби Ханифа” (Эти выражения часто повторяют лица, которые не соблюдают учения ни одного из масхабов). Он также повторял, что половина книги Аль-Бухари - ложь.

Я вынужден дать некоторое разъяснение по этому поводу. Когда я взялся перевести книгу Мистера Хамфера “Признания” в турецкий язык, я работал преподавателем в одной из начальных школ. Во время урока один из учеников спросил меня: “Учитель, считается ли человек мучеником (шахид), если был убит в войне?”. Я ответил: “Да!”. Он спросил: “Сказал ли об этом что-нибудь Пророк?”. Я ответил: “Да!”. Он спросил: “Если человек утонул в воде, считается ли он мучеником?”. Я ответил: “Да! второй по своему значению выше чем первый”. Он спросил: “Если самолет упал с воздуха и летчик разбился на смерть, считается ли он мучеником?”.Я ответил: “Да!”. Он спросил: “Сказал ли пророк что-нибудь об этом также?”. Я ответил “Да!" Тогда он спросил с иронией в лице: “А разве тогда самолет был изобретен?”. Я ответил: “Сынок! Мы произносим 99 имен и каждая имя является отражением одной из хороших черт Его характера. Один из этих имен “Собирающий слов”. Многочисленным подобным вопросам ответ дается одним выражением: “Кто упал с высоты и умер - он мученик (шахид)”. Мой ответ этот ученик принял с удивлением и благодарностью. Подобно этому и в Священном Коране и в благородных хадисах многочисленные слова, суждения и выражения, имеющие разные смысловые понятия. Поэтому мы сунниты говорим, для того, чтобы знать точное понятия того или иного изречения, выбрать из них нужное, необходимо быть высокообразованным алимом. Именно поэтому представители суннитского толка налагают запрет на некоторые вопросы “иджтихада”. Как таковой этот запрет в наше время почти перестал существовать. Многочисленные горе ученые в религии ввели свои новизны в исламе в течении четырех столетий с момента хиджры. Это показывает приближение Судного дня, когда он наступит пророк Иса, да приветствует его Аллах, спуститься с небес на Землю, появится Махди и тогда они только смогут поправит религию, вопросы “иджтихада”. Наш пророк, да благославит его Аллах и приветствует сказал: “Мой уммет после меня разобьется на 73 течений. Все они сгорят в огне Геены, кроме одного”. Его спросили: “Который из них правильный ?”.Он ответил: “Тот, на котором я стою и мои сподвижники”. Слова Пророка: “Мои сподвижники, как звезды на небе, следуйте их и они поведут вас по правильному пути”.
Далее Мистер Хамфер рассказывает: между мной и Мухаммедом Абдул Ваххаб установились хорошие отношения, я старался, чтобы они укреплялись все больше и больше. Я постоянно разыгрывал с ним, что он очень одаренный, талантливый человек, даже талантливее чем халифы Али и Омар, что если бы пророк был жив в настоящее время, он бы обязательно избрал его халифом. Я всегда говорил ему, что он есть новая звезда, надежда на обновление ислама, что он единственный ученый-алим, который распространит ислам во всем мире. Я решил дискутировать с Мухаммедом Абдул Ваххаб толкование Корана по углом наших частных интересов, под углом интересов Англии, а не так, как его толковали сподвижники пророка, основатели четырех мазхабов, ученые-алимы. Мы вместе читали Коран и обсуждали некоторые моменты из него, при этом я старался загнать его в западню. Временами он стал соглашаться с моими мнениями по некоторым вопросам, тем самым он, возможно, хотел показать себя свободным от мнений ученых-алимов. Он все больше и больше вселял во мне надежду. Однажды я сказал ему: “Священная война не является обязательным каноном ислама”. Он сказал: “Как, ведь Всевышний Аллах сказал: “ Борись с неверными” - сура “Ат-Товба”,73. Я сказал: “Хорошо, если так, почему же посланник Аллаха, да благославит его Аллах и приветствует, не боролся с лицемерами, ведь Всевышний Аллах повелел: “О пророк! Борись с неверными и лицемерами” -сура Ат-Товба”,73. Пророк провел 27 боев с неверными, его представлен даже в Стамбульском музее. А лицемеры выглядели как мусульмане. Они молились вместе с пророком в его мечети каждый день. Посланник Аллаха, да благославит его Аллах и приветствует знал их каждого, но никому не говорил, что ты лицемер. Если бы пророк боролся с ним и убивал их, тогда люди говорили бы, что Мухаммед, да благославит его Аллах и приветствует, убивает верующих. Он боролся с ними не с оружием в руках, а словами. Обязательный джихад (война с неверными) полагает борьбу физическую, материальную, финансовую и словами. А Священный Коран повелевает борьбу с неверными и лицемерами, но не разъясняет способы и методы этой борьбы. Тогда Мухаммед Абдул Ваххаб сказал: “Ведь пророк вел с ними физическую борьбу!” .Я ответил, что его борьба была оборонительная, так как неверные желали его смерти и пророк был вынужден вести такую борьбу. В знак одобрения моим ответом Мухаммед Абдул Ваххаб покачал головой. Однажды я повел с ним беседу на такую тему-распутство с женщиной разрешено в исламе. Он ответил: “Нет, не разрешено!”. Я сказал ему: “Всевышний Аллах сказал: “А за то, чем вы пользуетесь от женщин, давайте им их награду” - сура “Ан-Нисаъ”,24. Мухаммед Абдул Ваххаб сказал: “Ведь халиф Омар запретил распутство. Он сказал: “Распутство сохранялось во время пророка, но я запрещаю его и буду наказывать распутников”. Тогда я сказал ему: “Ты же ведь говорил, что образованнее Омара, а сам следуешь его заветов. С другой стороны, если Омар запретил распутство, то Пророк дозволил его. Почему же ты отказываешься от Корана, от Пророка и следуешь Омару?”. Мухаммед Абдул Ваххаб промолчал. Тогда я понял, что его убедил, задел его человеческое чувство. Я продолжил повлиять не него: “Ты холостой, я холостой, почему же нам вместе не воспользоваться своими правами?”. Он одобрительно покачал головой. Я решил немедленно воспользоваться случаем, для того, чтобы повести его к женщине. Я должен был сломать его боязнь перед людьми и сказал, что все это останется между нами обоими. А женщине мы представимся другими именами. Я немедленно отправился к барышням-христианкам, которые были завербованы Министерством по делам колоний в целях насаждения разврата и распутства среди мусульманской молодежи в колониях. Я подошел к одной из них, кратко объяснил суть дела, выбрали ей имя София и в назначенный день я и Мухаммед Абдул Ваххаб направились к ней. София в доме была одна. Я и Мухаммед договорились с ней о пребывании у нее сроком неделю. Мухаммед оплатил ей золотом за это дело. С того момента я и София с двух сторон стали обрабатывать Мухаммеда Абдул Ваххаба. Следует сказать, что сунниты распутство и разврат по сей день считают харамом (недозволенным),большим грехом, однако они допускаются у шиитов.
По поводу того, что халиф Омар запретил то, что было разрешено пророком, т.е.распутство с женщиной, не соответствует действительности. Высказывания английского шпиона по этому поводу свидетельствуют о том, что он, как и остальные христиане распространяет клевету в отношении халифов пророка. В книге суннитов “Настоящие хаджи” сказано:”Омар,пусть будет им доволен Аллах сказал: “Пророк категорически запретил распутство с женщиной и я не в состоянии изменить его решение”. Все сподвижники пророка согласились тогда с Омаром. Среди них был и Али, пусть будет им доволен Аллах.

Далее английский шпион продолжает. После того,как Софии удалось заманить Мухаммеда Абдул Ваххаба в свои сети, когда он почувствовал сладости и прелести женского тела, поступки которого противоречили законам шариата, в третий день его пребывания у Софии я провел с ним долгую беседу на тему- о дозволенности употребления вина в исламе. Каждый свой аргумент я закреплял изречениями из Корана, хадисами, временами выдавал их в выгодном мне варианте, обманывал его. В конце концов я спросил его: “Правильно ли, что Язид, халифы кланов бни-Уммия и бни-Аль-Аббас употребляли вино и можно ли считать, что они совершали недозволенное, а ты совершаешь дозволенное не употребляя вино. Нет сомнения, что они хорошо знали Книгу Аллаха и сунну пророка. С другой стороны, в священных книгах евреев, христиан сказано, что дозволено употребление вина. Логично ли считать, что употребление вина в одной религии грех, а в другой не грех. А ведь, все религии сотворены одним Всевышним Аллахом?”. Далее я продолжил: “Рассказывают, что халиф Омар употреблял вино и даже было ниспослано это выражение: “Удержитесь ли вы?” - сура “Аль-Маида”, 91. Если бы употребление вина была бы грехом, посланник Аллаха, да благославит его Аллах и приветствует, ввел бы наказание, а отсутствие такового свидетельствует, что оно дозволено.

От автора книги - Эти доводы английского шпиона также неправильные. Дело в том, что халиф Омар, пусть будет им доволен Аллах, действительно вначале употреблял вино. Но, после того, как было повелено его запрет, он больше никогда не употреблял. А то, что халифы кланов Уммия и Аббасов употребляли вина (спиртные напитки) и после запрета, свидетельствует, что они неверные, нечестивые. Цитаты из Священного Корана, из хадисов пророка, использованные английским шпионом говорят как раз противоположное, о запрете употребления вина (спиртных напитков). В Коране сказано: “Не приближайтесь к молитве, когда вы пьяны” - сура “Ан-Нисаъ”,43-”Сатана желает заронить среди вас вражду и ненависть вином и майсиром и отклонить вас от поминания Аллаха и от молитвы. Удержитесь ли вы ?”-сура “Аль-Маида”,91. “Кто опьянел хоть много или мало - харам”, “Употребление вина -один из самых больших грехов и непристойностей”, “Кто употребляет вино, тому нельзя ни сидеть и ни молиться после его смерти, и не поженить его”, “Употребляющий вино-служитель идола”, “Проклятие Аллаха пьяницам: которые пьют, поят, продают, покупают, подготавливают, везут продавать и получают выгоду от этого” -из хадисов ученых-алимов. Далее, Мухаммед Абдул Ваххаб в ходе дискуссии сказал, что в некоторых высказываниях говорится, что Омар не пил вино в чистом виде. Он разбавлял его с водой. Омар говорил: “Если человек не пьянеет, то это не грех”. “В этом деле Омар прав” -добавил Мухаммед. “Значит, если человек не пьянеет, то это не грех” -сделал Мухаммед Абдул Ваххаб себе заключение. О нашей беседе об употреблении вина я немедленно сообщил Софии, попросил ее предложить Мухаммеду разбавленное с водой вино и она поступила так. На следующий день София рассказала мне, что Мухаммед выпил все предложенное ему до дна, опьянел и начал буянит. Все обошлось нормально. Таким образом, я и София полностью завладели над Мухаммедом Абдул Ваххабом. Почему-то я здесь вспомнил слова министра по делам колоний, когда он сопровождал меня в путь: “Мы вернули Испанию от кафиров (имеется ввиду от мусульман) с помощью вина, разврата, распутства. Мы постараемся вернуть остальные страны к нам с помощью двух этих великих сил (вина, распутства)”. По поводу того, что вино можно употреблять разбавив с водой, что, якобы Омар так и делал, не соответствует действительности. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует сказал: “Употребление всякого алкоголя - грех, будь-то оно в малых размерах или в больших” - комментарий переводчика книги.

Однажды я беседовал с Мухаммедом Абдул Ваххаб на тему-соблюдение поста рамадан. Я привел цитату из Корана: “Чтобы вы постились -это лучше для вас”. Здесь не сказано, что пост является обязательным для мусульман. Соблюдение его хорошо, но не обязательно. Я заметил, что у Мухаммеда шла борьба мотивов. Он сказал: “Ты что, хочешь, чтобы я вовсе бросил религию?”. Я сказал: “Эй, Мухаммед, религия-эта чистота сердца, покорность души, не враждебное отношение к другим, а разве не говорил Пророк: “Религия-любовь”, а разве не говорил Всевышний Аллах в Священном Коране:”и служи Господу твоему, пока не придет к тебе несомненность!” -сура “Аль-Хиджр”, 99, если человек достигнет несомненности в Аллаха, в Судный день, станет чистосердечным, творцом добрых дел, лучшим из всех людей”. Однако, на сей раз Мухаммед не согласился с моим мнением.

Комментарий автора: “Все исламские книги толкуют “несомненность” как смерть, значит смыл аята 99, суры “Аль-Хиджр”: "и служи Господу твоему, пока не придет к тебе смерть!”.

В другой раз я провел беседу с Мухаммедом Абдул Ваххаб на тему-чтение молитвы не обязательно в исламе. Он сказал: “Как не обязательно ?”.Я сказал, что в Коране написано: “совершай молитву в Мое воспоминание!” -сура “Та ха”,14. Значит, ты должен воспоминать Аллаха вместо чтения молитвы”. Абдул Ваххаб сказал: “Некоторые люди воспоминают Аллаха во время чтения молитвы вместо совершения ее”. Комментарий автора книги: “Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Чтение молитвы -столбовая часть религии, то соблюдает молитву, тот соблюдает религию, кто не соблюдает молитву, тот разрушает религию”. Исходя из этого, не соблюдение молитвы большой грех, соблюдение ее -знак чистосердечности мусульманина. Пророк говорил: “Молитесь как-будто вы видите меня”. Далее Мистер Хамфер продолжает, я поощрял каждый неверный шаг Мухаммеда Абдул Ваххаба. После последней моей беседы о молитве я заметил, что стал интересоваться молитвой временами, иногда он читал молитву, а иногда нет. В большинстве случаев он не совершал ее. Постепенно я стал работать над тем, чтобы привить в Мухаммеде Абдул Ваххаб новое не суннитское и не шиитское направление. С помощью Софии я полностью контролировал его, он был под нашим влиянием. Однажды я сказал ему: “Правда ли, что пророк повелел своим сподвижникам быть братьями друг к другу?”. Он ответил: “Да!” .Я дальше спросил его: “Скажи, заповеди ислама временные или постоянные ?”.Он сказал: “Постоянные, ведь пророк говорил: “Дозволенное Мухаммедом дозволено до Судного дня, запрещенное Мухаммедом запрещено до Судного дня”. Тогда я сказал ему: “Почему же тогда нам не стать братьями”. Я был заинтересован в том, чтобы дерево, посаженное мною дало свои плоды. Однажды я попытался поговорить с ним о пророке Мухаммеде, да благословит его Аллах и приветствует. Мухаммед Абдул Ваххаб сказал: “Поговоришь ты со мной на эту тему и мы с тобой расстаемся”. Я не стал говорить с ним, побоялся, что все сделанное может быть разрушено. О результатах свой работы каждый месяц один раз я писал отчеты в Лондон. Ответы получал удовлетворительные, так как Мухаммед Абдул Ваххаб строго соблюдал линию поведения, указываемую мною. Передо мной ставилась задача развить в нем дух свободы и независимости. Однажды я придумал ему такую легенду, что видел его во сне в кругу пророка Мухаммеда, да благословит его Аллах и приветствует. Обрисовал ему ситуацию, исходя из того, что я ранее слышал о пророке у духовных лидеров. Пророк сидел на стуле, а вокруг него все известные ученые-алимы, а среди них и ты. Я не узнал ни одного из них кроме тебя. Твое лицо ярко светило. Ты подошел к пророку. В знак уважения к тебе он поднялся с места и поцеловал между глазами. Он сказал:” Эй! Мухаммед -ты имя мое, наследник мой, продолжатель моих идей в религии и в мире”. Ты ответил пророку:” О! посланник Аллаха, я боюсь показать людям свои знания?”. Он сказал:” Не бойся, ты выше всех !”.Когда Мухаммед бен Абдул Ваххаб услышал мой сон о нем, он летал в небесах от радости, несколько раз переспрашивал меня:” Ты веришь в то, что видел во сне?”. Каждый раз я отвечал ему более уверенно и мастерски. Он успокоился . Я полагаю, что с того момента он решил проявить себя и создать новое течение в исламе. И это течение называется ваххабитским течением. Основатель ваххабитского течения Мухаммед бен Абдул Ваххаб создал свое учение в 1730 (1143) году в Неджде. Родился он в 1699 (1111) году и умер в 1792 (1207) году. Ваххабитское учение было распространено эмиром вилаята Ад-Дараийя Мухаммедом бен Сауд в результате кровопролитных боев с мусульманами. Ваххабиты называли всех не ваххабитов язычниками. Убивали всех, кто не принимал ваххабитское учение, грабили их, говорили всякие мерзости в отношении пророка Мухаммеда, да благословит его Аллах и приветствует, сжигали книгу “фикъгь” (исламское правоведение), тафсиры (толкования к Корану), хадисы, Священный Коран толковали по своему усмотрению и пониманию. Чтобы вводить в заблуждение мусульман вначале ваххабиты утверждали, что они являются последователями ханбалитского течения в исламе. Однако известные ученые-алимы этого течения опровергли их, полностью раскрыли несостоятельность утверждений ваххабитов относительно их причастности к ханбалитскому течению. Они стали по-настоящему неверными, утверждая, что недозволенное является дозволенным в религии, распространяя всякую клевету и ложь в отношении пророков, сподвижников пророка, ученых-алимов и т.д. Основу ваххабитского учения составляют следующие утверждения, их десять:
1 - Аллах существует материально, физически. Он имеет руки, лицо и другие части тела (Это утверждение ваххабитов подобно утверждению христиан (Отец, сын, идол),
2- Священный Коран они толкуют по своему частному неверному пониманию и усмотрению,
3- Игнорируют то, что говорили сподвижники Пророка (да благословит его Аллах и приветствует),
4- Игнорируют утверждения ученых-алимов,
5- Всех, кто не является ваххабитом считают кафирами,
6- Утверждают, что все кто молится именем Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) и его сподвижников являются кафирами,
7- Они считают запретом посещение могил Пророка и его сподвижников,
8- Они говорят, кто дает обещание не именем Аллаха, приносит животного в жертву у могил сподвижников пророка-язычество.
Все эти 10 фундаментальных утверждений ваххабитского учения сформулированы и внедрены в исламскую религию гражданином Англии Мистером Хамфером через Мухаммеда бен Абдул Ваххаба. Англия опубликовала признания Хамфера с тем, чтобы огородить с одной стороны христианскую религию, с другой вводить в заблуждение мусульманскую молодежь в отношении Ислама, распространяя о нем ложь и клевету.

- - -

продолжение